Пленница крепости Райн: Глава 1

Как же давно я не писал писем. Сворачиваю кусок бумаги в трубочку, чтобы можно было отправить голубиной почтой. Завязав верёвкой и поджёгши свечу, лезу в ящики за моей печатью.

У всех знатных семей есть своя печать. Моя же осталась со мной даже после потери знатности и семьи. Эта печать — всё что осталось от той жизни, что была до того дня, как я попал на улицу.

Найдя заветный железный пресс, ставлю печать на письме. Кусок трубы на красном воске.

— Отнеси это на голубиную станцию, скажи, что это дело жизни и смерти нашего тихого города. – говорю я, отдавая письмо Чарли. – И на сегодня мы с работой закончим.

Закрыв за Чарли дверь в мастерскую, отправляюсь в кровать… Завтра будет долгий день.

***

Проснувшись от стука в дверь, проклинаю каждого жителя города, что не спит в такую рань. Быстро одевшись, спускаюсь к входной двери. За ней меня ждали Митти и Чарли.

— Доброе утро, господа. – поприветствовав, жестом приглашаю пришедших в мастерскую.

Выпив кофе, изготовленного старой кофемашиной, мы стали обсуждать план.

-Ты ведь знаешь, что делать, Джек? – не скрывая волнения, спросил Митти.

-Конечно знаю. Нам просто нужно убедить представителя в том, что автоматоны и сами не против так работать, а для этого им самим нужно об этом сказать.

Достав из кухонного ящика револьвер, проверив его, и спрятав в карман куртки, говорю «товарищам заговорщикам» — «В путь. Митти, собери всех своих рабочих на площади перед представительством. Чарли, пойдёшь со мной.»

И мы дружно покидаем мастерскую. Переходя по узкому мосту мутную и шумную от водяных колёс “тихоню“ , невольно задаёшься вопросом, почему её называют именно так.

Пройдя тёмными переулками чтобы сократить путь, мы вышли на Почтовую площадь. Большое свободное пространство среди тесного города, в центре которого стояла статуя первого почтмейстера Тихой Заводи, прямо перед входом в величественное здание почтампта. Рядом с почтовым дворцом стояли домики местных богатейших семей и одно небольшое каменное здание – бывшая мастерская мастера Оборвольда, ныне представительство треста рабочей шестерни. На двери её теперь красуются не труба и молот, а две шестерни, наложенные друг на друга.

— Чарли, с представителем я пойду говорить один. Дождись здесь Митти и скажи ему, чтобы ждал меня здесь.

Увидев кивок моего подмастерья, подхожу к двери и звоню в дверной колокол. Услышав ласковое «войдите», зашёл в здание и то, что я увидел повергло меня в шок.

Нет, не потому, что представитель была красавицей, а потому, что она не была представителем. Это была моя старая знакомая, Мария Рейвен – цепная кошка Совета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.