Пленница крепости Райн: Глава 2

Поезд приближался к столице. Это можно было понять по запаху воздуха, ведь чем ближе становишься к городу городу, тем сильнее запах угля.

Я сидел, уткнувшись в чертежи Либерти. Гениальные механизмы, способные работать недели от одного завода, благодаря автоматическому заводу, на котором находился механизм, основанный на сжатом паре. Пожарные, спасатели и полевые медики были использованы, как солдаты. В этом вся сущность Совета – брать технологии и с их помощью творить зло. К счастью, на момент, когда я сбегал из столицы, их было всего шестнадцать. И починить их могут всего 2 человека в мире, один из которых я.

Я оставил способ уничтожить любого из моих творений поворотом одного вентиля. Он спрятан глубоко в теле, но добраться до него не сложно, если знать где он.

– Сэр, – Чарли отвлёк меня от размышлений. – сколько вы оставили после себя в столице?

– 16 разбитых автоматонов, состояние которых исключает какой-либо ремонт. Один из них, оказывается, подлежит починке, и я еду в столицу, чтобы его уничтожить. После этого я исчезну, сменю имя и отправляюсь в бега. Возможно, они захотят допросить тебя, Чарли, но ты ничего не знаешь. И помни: никогда не делай ничего для Совета!

Не успел я закончить предложение, как поезд остановился, послышался визг тормозов. Мы в столице.

Забрав своё оружие из ящика, я вышел из поезда вслед за Чарли. На платформе меня уже ждала Мария.

– Джек! Я уж думала, ты мне солгал и не приедешь. Нас уже ждут, но сначала нам нужно зайти в институт, чтобы твой подмастерье отправился сдавать экзамен. Я уже замолвила за него слово, так что проблем возникнуть не должно, если он настолько хорош. – она сделала паузу, после чего взяла меня за руку. – Джек, ты ведь не против, если мы пока будем держаться за руки? Мне этого очень не хватало…

– Хорошо. Но тогда ты будешь вести меня по городу. Он явно изменился за те годы, что меня здесь не было.

Я дал знак Чарли, и мы отправились к городскому монорельсу до главной площади. Город изменился, а Мария – нет.

Оказавшись в вагоне монорельса, я сел у окна. Мария села рядом продолжая держать меня за руку, Чарли сел напротив. Он смотрел в окно и удивлялся красоте Вектум-Рахнера, насколько автоматоны могут удивляться. Я же хоть и помнил это маршрут, но не смог узнать и половины того, что видел в окне. Некоторые улицы перестраивались, некоторые расщирились, а некоторые сузились, а над домами строились новые дома. На секунду мне даже показалось, что я не смогу найти нужную мне подворотню. Но мелькнувший средь домов каменный пролёт до боли знакомого моста развеял мои сомнения. Весь путь до главной площади мы провели в молчании.

И вот мы на месте. Огромный паук всё спал в центре площади, окутанный строительными лесами и угрожающе смотрящий в сторону реки. Пройдя под ним, мы подошли к зданию института.

Две высочайшие башни, одна из базальта, другая – из мрамора, полные окон с решётками и различных измерительных приборов на стенах. Часы, барометр, компас, термометр и многие другие. На разной высоте башни были соединены железными мостами. Это самые высокие здания в государстве. На вершинах горели два факела – символ жизни и прогресса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.